Select Page

Магия

Гоголя

Что же так ворожит меня, и тревожит, и восхищает в этом насквозь русском писателе украинско-польского происхождения, в моём самом любимом писателе? На мой взгляд, он лучший во всей истории и русской и даже мировой литературы. Но, останавливаю себя, слово «лучший» всегда относительно. У каждого есть свой лучший писатель, и бессмысленно спорить на этот счёт.

А его замечательный язык! Он так много умел выразить даже одним неожиданным, смелым словечком. И каким же пресным, прилизанным, стерильным кажется язык во многих современных произведениях, авторы которых даже гордятся тем, что следуют «всем правилам».

«Мёртвые души» читал много раз. Мой список полюбившихся фраз и словосочетаний из этого гениального произведения разросся до тридцати страниц, и если бы я себя не удерживал, он был бы значительно длиннее.

Вот маленькая часть этого списка:

* живым и вертлявым до такой степени, что даже нельзя было рассмотреть, какое у него было лицо

* Крепкий сон во всю насосную завёртку
* блеск от свечей, ламп и дамских платьев был страшный
* покрыл нижнею губою верхнюю
* Едва только ушёл назад город, как уже пошли писать, по нашему обычаю, чушь и дичь по обеим сторонам дороги: кочки, ельник
* Высовывала слепую морду свою свинья
* темнел каким-то скучно-синеватым цветом сосновый лес
* голова продолблена была до самого мозгу носами других петухов по известным делам волокитства
* Чичиков поднял несколько бровь
* иначе бы канула в суп препорядочная посторонняя капля
* показав во всех чертах лица своего и в сжатых губах такое глубокое выражение, какого, может быть, и не видано было на человеческом лице
* Очень не дрянь, – сказал Чичиков
* здесь пребудет приятность времени, проведённого с вами
* с небольшим смехом
* Русский возница имеет доброе чутьё вместо глаз, от этого случается, что он, зажмуря глаза, качает иногда во весь дух и всегда куда-нибудь да приезжает
* маятник пошёл опять покойно щелкать направо и налево
* на что Чичиков сказал ему дурака
* и прочим хозяйственным овощем
* Но зачем же среди недумающих, весёлых, беспечных минут сама собою вдруг пронесётся иная чудная струя: ещё смех не успел совершенно сбежать с лица, а уже стал другим среди тех же людей, и уже другим светом осветилось лицо
* и кнут только для формы гулял поверх спин
* господа большой руки
* лицом худощавый, или что называют издержанный
* брудастая…, бочковатость ребр…, лапа вся в комке
* Везде поперёк каким бы ни было печалям, из которых плетётся жизнь наша, весело промчится блистающая радость
* В один год так её наполнят всяким бабьем
* не произошло никакого беспокойства
* Имел случай заметить
* как закусывает вся пространная Россия по городам и деревням
* Нет, я спросил не для каких-либо, а потому только, что интересуюсь познанием всякого рода мест
* но нет слова, которое бы так замашисто, бойко, так вырвалось бы из-под самого сердца, так бы кипело и живо трепетало, как метко сказанное русское слово
* Теперь равнодушно подъезжаю ко всякой незнакомой деревне и равнодушно гляжу на её пошлую наружность
* Одни глаза их такое бесконечное государство, в которое заехал человек – и поминай как звали!
* излетело словцо
* каблуки ломали пол
* как ни воздымайся против него вся мятущая снеговая степь, пускающая серебряные звезды ему в уста, в усы, в очи, в брови и в бобровую его шапку
* в гостиных заторчал какой-то длинный, длинный, с простреленною рукою, такого высокого роста, какого даже и не видано было
* И сколько раз уже наведённые нисходившим с небес смыслом, они и тут умели отшатнуться и сбиться в сторону, умели среди бела дня попасть вновь в непроходимые захолустья, умели напустить вновь слепой туман друг другу в очи и, влачась вслед за болотными огнями, умели-таки добраться до пропасти, чтобы потом с ужасом спросить друг друга: где выход, где дорога?
* как нахлобучиваются на город сумерки
* И грозно объемлет меня могучее пространство, страшною силою отразясь во глубине моей; неестественной властью осветились мои очи: у! какая сверкающая, чудная, незнакомая земле даль! Русь!..
* А ночь! небесные силы! какая ночь совершается в вышине!
* невыносимый аппетит в желудке
* Боже! как ты хороша подчас, далёкая, далёкая дорога! Сколько раз, как погибающий и тонущий, я хватался за тебя, и ты всякий раз меня великодушно выносила и спасала! А сколько родилось в тебе чудных замыслов, поэтических грёз, сколько перечувствовалось дивных впечатлений!
* И мёртвыми покажутся пред ними все добродетельные люди других племён, как мёртвая книга пред живым словом!                 * Подымутся русские движения… и увидят, как глубоко заронилось в славянскую природу то, что скользнуло только по природе других народов…
* Неприлично автору, будучи давно уже мужем, воспитанному суровой внутренней жизнью и свежительной трезвостью уединения, забываться подобно юноше
* пора наконец припрячь и подлеца. Итак, припряжем подлеца!”
G-0W4XH4JX1S google7164b183b1b62ce6.html